Logo holodilshchik
интернет-выпуск № 10(22), октябрь, 2006 г.
ПЕРВАЯ В РОССИИ ИНТЕРНЕТ-ГАЗЕТА ПО ХОЛОДИЛЬНОЙ И БЛИЗКОЙ ЕЙ ТЕМАТИКЕ

ОБУЧАЮЩИЕ КУРСЫ по ХОЛОДИЛЬНОЙ ТЕХНИКЕ, СИСТЕМАМ ВЕНТИЛЯЦИИ и КОНДИЦИОНИРОВАНИЯ
Грамотно преподнести себя через рекламу - тоже искусство!
ПАМЯТИ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ПЕРЕВОДЧИКА:
МИЛТОН РОЗЕНБЕРГ
С. Бобряков (Киев)


СЕРДЦЕ, КОТОРОЕ СЕЙЧАС ПРИНАДЛЕЖИТ ВЕЧНОСТИ

В Москве умер Милтон Розенберг. Умер человек удивительной судьбы, талантливый переводчик, добрый и мудрый человек.

Мне довелось плотно работать с ним последние 10 лет его жизни, в основном виртуально - через Интернет, но, тем не менее, даже виртуальное общение было для меня знаком свыше. Я понимал, что это общение с Профессионалом. Я понимал, что это общение с человеком-легендой, чья судьба тесно переплелась с историей века. Линии фронта холодной войны прошли через Милтона по живому.

В 1912 году родители Милтона перебрались в Нью-Йорк из украинского, а точнее, наверное, еврейского Бердичева, а годом позже туда же переехала их многочисленная родня. Отец Милтона начал работать на фабрике, но со временем хорошо проявил себя в языках, и в конце 1920-х стал преподавателем английского языка. К тому времени, когда Милтон появился на свет в 1927 году, это была уже преуспевающая семья, которая проживала в 3-х комнатной квартире, имела свой автомобиль и не испытывала особых трудностей.

Тем не менее, в 1936 году его отец принял решение о возвращении в СССР. Скорее всего, это была смесь ностальгии с революционной романтикой. Он хотел поучаствовать в строительстве новой жизни. Милтон рассказывал о том, что вся родня уговаривала его отца отказаться от этого решения. Однако тот был непреклонен. В 1936 году отец Милтона обратился в посольство СССР с просьбой о предоставлении советского гражданства. Эта просьба была удовлетворена, после чего отец получил должность преподавателя английского языка в Харькове. Сначала он перебрался в Харьков один, а через несколько месяцев - летом 1936 года - Милтон с матерью и сестрой сошли с трапа корабля в Ленинградском порту. Так началась его долгая жизнь в Советском Союзе.

До начала войны семья жила в Харькове. Милтон был вынужден снова пойти в первый класс, поскольку совершенно не знал русского языка. Во время войны семья была эвакуирована в Казахстан, где в 1942-м году умерла мать Милтона. После войны Милтон с отцом переехали в Москву, а на следующий год он поступил в институт иностранных языков, который закончил в 1950-м году. За два месяца до окончания института отец Милтона был арестован по обвинению в шпионаже. Несмотря на хорошие результаты и перспективы поступления в аспирантуру после окончания института Милтон был вынужден уехать преподавателем в Алма-Ату, а вскоре после этого на север России, где четыре года работал школьным учителем в небольшом рабочем поселке. Он надеялся поиграть в прятки с компетентными органами. Милтон рассказывал о том, что после того, как имя Юлиуса Розенберга появилось в печати в связи с обвинением в продаже атомных секретов, у него был сложный разговор с представителями спецслужб. Они обвиняли Милтона в том, что тот не указал, что у него в США есть родственники. Они полагали, что Юлиус Розенберг является родственником Милтона, а Милтон виновен в том, что не известил компетентные органы об этом (понятно, что о действительных родственниках ни Милтон, ни его близкие никогда не упоминали). Только после смерти Сталина Милтон смог возвратиться в Москву.

Милтон рассказывал о том, что он был одним из переводчиков на первом московском международном кинофестивале. Он рассказывал о разных курьезных случаях при работе в кабине, например о том, как ему не удалось перевести выступление индийского участника международной конференции, поскольку он не смог разобрать ни единого слова. Так и пришлось говорить в микрофон: извините, мол, переводчик ничего не понимает. После этого он увидел улыбки и понимающие кивания тех, кто слушал его через наушники.

В начале 1960-х Милтон начал работать в научно-исследовательском институте холодильной промышленности (ВНИХИ), где проработал почти 30 лет. Он говорил о том, что за эти годы он участвовал в подготовке большого англо-русского политехнического словаря, был одним из авторов холодильного словаря. Мы не разговаривали об этом много, я никогда не думал, что мне когда-либо придется писать эту статью. Он рассказывал о многих ситуациях, когда его пытались принудить сделать что-то против его воли и о том, как он выходил из этих ситуаций. В те времена для подобного сопротивления было необходимо иметь мужество. Понятно, что все эти годы он был невыездным. Профессиональные качества здесь не имели большого значения. Безусловно, Милтон томился этим обстоятельством. Во времена перестройки контактов с зарубежными странами стало больше, Милтон был востребован и как всегда работал с блеском. Некоторым из американских гостей Милтон рассказывал о своей необычной судьбе и практически все рекомендовали ему возвращаться. Рожденный в США он имел право вернуться, когда пожелает.

Я не думаю, что это было простое решение. Это слишком личное, мы никогда не говорили об этом. После раздумий в 1989-м году Милтон с семьей возвратился в США. Вскоре после этого он поступил на работу в госдепартамент в качестве переводчика. В пенсионном возрасте ему пришлось начинать все с нуля.

Фото Розенберга (в центре)

М. Розенберг (на фото в центре) в г. Киеве в составе одной из делегаций американских специалистов
во время выполнения программ сотрудничества в области ядерной и радиационной безопасности.

Во второй половине 1990-х во время выполнения программ сотрудничества в области ядерной и радиационной безопасности Милтон приехал в Киев с одной из делегаций американских специалистов. Я в это время работал в украинском Госатомнадзоре. Тогда и произошла наша встреча. Мы участвовали в совместной работе, иногда мне приходилось переводить что-то или кого-то в присутствии Милтона. И, как выяснилось позже, это было негласным экзаменом, который я прошел, сам того не ведая. По образованию я математик, языки всегда были моим хобби, но Милтон отметил меня на фоне профессиональных переводчиков, признавшись позже, что в отличие от многих я понимаю то, что перевожу. Милтон предложил мне работу. Схема совершенно очевидная - он брал работу для себя, а делал ее я. Милтон работу проверял, ставил свой "знак качества" - и все были довольны. Для меня это были уроки мастерства, а правки Милтона были кистью мастера. Через некоторое время он дал мне "личное клеймо", сказав, что проверять меня больше не надо кроме тех случаев, когда я сам просил его о помощи. Так продолжалось несколько лет. Вскоре после этого я ушел с государственной службы, и работа с Милтоном перешла в разряд основной. По ту сторону океана годы брали свое, и госдеп стал приглашать Милтона на работу все реже и реже. Тогда Милтон вступил в переговоры со знаменитым издательством Elsevier о подготовке серии технических словарей и предложил мне стать его соавтором. За три года мы подготовили и издали три словаря, среди которых Англо-русский словарь по холодильной и криогенной технике, увидевший свет в 2003 году.

В сентябре 2004 года мы встретились в Москве. Милтон уже сильно болел. Мы не торопясь провели несколько часов в узбекском ресторане. Я рассказывал анекдоты. Я несколько удивлялся, что его реакция бывала запоздалой. Оказывается Милтон прикидывал, как это будет на английском, переводим юмор или нет, и только после этого смеялся. Так возник очередной проект - издать переводы советских анекдотов в США с необходимыми историческими и культурологическими комментариями. Понятно, что это были невыполнимые идеи. На их воплощение у Милтона просто не осталось времени.

Он рассказывал о последних годах работы в госдепе, о том, что приезжал в Москву с Госсекретарем США. Эти рассказы всегда были корректными - никакой лишней информации Милтон никогда не говорил. Этика переводчика - это как клятва Гиппократа, или как мед - она или есть или ее нет. Он рассказывал о том, как с его благословения переводчики переходили на более высокие позиции. Для этого он устраивал маленькие спектакли во время переговоров - внезапно давал поработать тем, кто еще не имел на это права. Он ссылался на усталость, просил его подменить, а сам, прищурив глаза, был все время на подхвате, готовый прийти на помощь, если у его молодого коллеги вдруг что-то не получалось. Так он сделал (предлагаю вместо слова "сделал", употребить слово "поступил") с молодой переводчицей с очень звучной дореволюционной русской фамилией. После этой совместной работы Милтон похлопотал о ее переводе в статус синхронного переводчика. Были и рассказы другого рода, когда его коллега во время командировки не мог выйти "из запоя" и Милтон был вынужден закрывать амбразуру в одиночку. В этом случае Милтон был безжалостен - он не терпел пренебрежительного отношения к профессии. Как правило, после таких "залетов" этот переводчик на Госдеп больше не работал.

Наверное, были еще какие-то эпизоды, сейчас и не поймешь, какие из них уместно упоминать, а какие нет. Иногда маленький эпизод может лучше раскрыть человека, чем общее описание жизни или деятельности. Я никогда не смогу быть беспристрастным по отношению к Милтону и всегда буду благодарен судьбе знакомству с ним.

В 2003-м году Милтон опубликовал в Канаде книгу своих мемуаров. Он просил меня поискать издателей в России или Украине, которые согласились бы их опубликовать. Увы, это мне не удалось. Тем не менее, у меня есть предчувствие, что эта книга еще будет востребована и не только в качестве книги. Это такая драматургия. Детские воспоминания о другой стране, переход в другую систему, ностальгия о несбывшемся, долгая профессиональная работа, авторитет и признательность коллег, возвращение в детские сны, которые в реальности оказались не такими простыми, и снова многочисленные возвращения в страну, которая была его родиной больше 50 лет, уже в качестве иностранца. И сердце, которое принадлежало двум странам, поскольку настоящие друзья и близкие люди были у него по обе стороны океана. Сердце, которое сейчас принадлежит вечности.

Холодильщик.RU выражает свою искреннюю благодарность Сергею Бобрякову (на фото слева), любезно согласившемуся написать статью о выдающемся переводчике, по седержанию которой, думаем, можно сказать: "Прекрасный характер Учителя в полной мере раскрылся в его ученике".



Приглашаем ученых и инженеров, аспирантов и студентов, а также,
заинтересованные институты, фирмы, организации и частных лиц, принять участие в размещении
информации в интернет-газете, посвященной холодильной и близкой ей тематике.

Учредитель и издатель интернет-газеты: ООО "АВИСАНКО" (Москва).
Адрес редакции: Россия, 115551, Москва, Шипиловский проезд, д.47/1, офис 67-А.
Тел./факс: +7 (495) 343-43-71, тел.: +7 (495) 343-43-48, 223-60-50 доб. 132.

Головной сайт: www.avisanco.ru.

E-mail: info@holodilshchik.ru

Первый выпуск первой в России интернет-газеты по холодильной и
близкой ей тематике - "Холодильщик.RU" - вышел в свет в январе 2005 г.
Интернет-газета зарегистрирована Федеральной службой по надзору за соблюдением
законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Руководитель проекта и Главный редактор: Маргарян С.М. (АВИСАНКО, ООО)
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет.
При перепечатке статей, ссылки на их авторов и интернет-газету обязательны.
Разместите на своем сайте нашу кнопку... Rambler's Top100 Многоязыковая поисковая система...


Авторские права © 2005-2017 // MARGARY@N

Партнеры: